Уважаемые посетители НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова! Обратите внимание, что в пос. Песочный на Ленинградской улице располагаются три разных онкоцентра. При планировании визита запомните наш адрес: СПб, пос. Песочный, ул. Ленинградская, 68.
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения вкл.выкл.
Обычная версия сайта

национальныепроекты.рф

Главный онколог СЗФО: общество становится более требовательным и ждет от онкологии большего

12 января 2021

Наука онкология заметно изменилась за несколько десятилетий: благодаря новым лекарствам растет продолжительность жизни пациентов, увеличивается число специалистов, а недавно в рамках национального проекта «Здравоохранение» на новые препараты были направлены беспрецедентные средства, чтобы способы лечения злокачественных опухолей соответствовали современным стандартам. Почему инновационные средства не так эффективны, как хотелось бы, какие виды онкологических заболеваний можно искоренить в будущем и поможет ли в этом диспансеризация населения, порталу национальныепроекты.рф рассказал главный внештатный онколог Северо-Западного федерального округа, директор Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н. Н. Петрова Алексей Беляев.

— Отличается ли как-то заболеваемость в СЗФО от других регионов?

— Особенных отличий в сравнении с другими субъектами РФ у нас нет. Другое дело — даже внутри СЗФО показатели будут неоднородные. По статистике мы видим, что север выделяется высокой заболеваемостью раком легкого среди мужчин. Сказывается и курение (мужчины, работающие в суровых северных условиях, курят чаще), и климатические условия. Мы сейчас принимаем участие в исследованиях по заболеваемости населения за полярным кругом с нашими коллегами из скандинавских стран. Мы увидели, что заболеваемость раком желудка в странах и регионах, находящихся за полярным кругом, выше, что связано и с суровыми условиями, и с особенностями питания.

В регионах СЗФО наблюдается та же тенденция, что и в других регионах России: у женщин, особенно важно — у молодых женщин, растет первичная заболеваемость раком шейки матки. А ведь это заболевание, которое на 100% можно предупредить. Некоторые страны даже поставили себе цель полностью его искоренить путем внедрения скрининга и вакцинации.

— А как обстоит ситуация с профилактикой рака?

— Когда мы говорим о скрининговых методах, то имеем в виду в первую очередь диспансеризацию. Чтобы скрининговый метод работал, нужно высокое качество исследований и охват 60%, а лучше 70% населения из групп риска. Поэтому моя точка зрения — эффективность от наших мероприятий по диспансеризации может быть выше.

— Изменилось ли отношение к раку за последние 20–30 лет?

— Мы упорно движемся в направлении того, чтобы рак стал излечимым заболеванием. За последние 20–30 лет очень многие нозологические формы, например лейкозы и лимфомы, которые раньше были смертельными болезнями, сейчас излечиваются, и эти пациенты живут совершенно обычной и полной жизнью. Кроме того, появились новые лекарственные препараты: продукты клеточных технологий, таргетные и иммунные препараты, с помощью которых существенно продлевается жизнь онкологических пациентов. Мы начали психологически перестраиваться, понимать, что неизлечимое заболевание переходит в хроническое, как сахарный диабет, как туберкулез, которые надо лечить по мере возникновения, а в остальное время наблюдать.

Совершенствуется хирургическое направление в онкологии: с одной стороны, появляется возможность удалять опухоли и метастазы, которые ранее считались «неудалимыми», с другой — современное комбинированное лечение с лучевой и системной лекарственной терапией позволяет получать хорошие результаты.

— А онкологов становится больше? В целом к онкологии как к науке изменилось отношение в последние годы?

— Конкурс на обучение по специализации «онкология» очень вырос. Причин этому множество. С одной стороны, вся большая хирургия перешла в онкологию, с другой — возможности лучевой терапии, системного (медикаментозного) лечения тоже существенно выросли. Кроме того, самые яркие открытия последних лет в фундаментальной науке и прикладной медицине тоже касаются канцерогенеза, диагностики и лечения рака. Растет и абсолютное число молодых онкологов, но все равно сохраняется дефицит этих специалистов. И самая главная причина в том, что хорошего онколога за один-два года подготовить невозможно.

Кроме того, наше общество становится более требовательным и ждет от медицины и от онкологии большего, с опережением наших возможностей. Все требовательнее наше общество относится к онкологам, наверное, отчасти и потому, что государство все больше денег выделяет и на оснащение, и на лекарственное обеспечение. Однако в этом вопросе нет и не может быть прямой зависимости: нельзя сказать, что если мы в пять раз увеличим финансирование онкологии, то в пять раз увеличится продолжительность жизни. Движение вперед в технологиях и внедрении достижений науки в онкологию существенно удорожает лечение и требует более высокой квалификации специалистов. В то же время стоимость новых лекарств иногда просто запредельная.

— На лечение онкологических заболеваний были направлены дополнительные средства в рамках национального проекта «Здравоохранение». Оно обновилось? Как врачи перестроились на новые форматы?

— Мы очень сильно ощутили дефицит компетенций у онкологов по правильному освоению таких небывалых финансов на лекарственную терапию. Необходимо было разрабатывать наши отечественные клинические рекомендации, создавать на их основе стандарты лечения. По поручению Минздрава России, созданный научно-практический совет сосредоточил свою работу прежде всего на утверждении клинических рекомендаций по профилю «онкология». И действительно, за столь короткий промежуток времени экспертным сообществом онкологов было разработано и утверждено более 80 клинических рекомендаций и созданы стандарты лечения онкологических заболеваний. В 2020 году денег для полноценного лекарственного лечения онкологических больных уже не хватает.

— С какими сложностями сталкиваются онкологические пациенты Северо-Западного федерального округа на этапе диагностики?

— Качество и оперативность диагностики онкологических заболеваний — это одна из самых больших проблем на догоспитальном этапе. Если качество исследований низкое, то затягивается диагностика, теряется время, ухудшается качество и прогноз лечения. Для решения этой проблемы были созданы центры амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП). Задача этих центров — приблизить онкологическую помощь к пациенту и разгрузить тем самым онкологические диспансеры. В ЦАОПы также отдали амбулаторную химиотерапию, паллиативную и симптоматическую терапию, диспансерное наблюдение, а онкологическим диспансерам оставили специализированную помощь и методическое управление.

Еще один инструмент для увеличения эффективности диагностических мероприятий — создание патоморфологических референс-центров. Основа лечения онкологических заболеваний — качественная патоморфологическая диагностика, в то же время дефицит патоморфологов — это повсеместная проблема. Если раньше была проблема — отсутствие или нехватка современного диагностического оборудования, то сейчас она практически решена. Сегодня мы особенно ощутили дефицит квалифицированных специалистов. Поэтому централизация диагностических лабораторий — создание ЦАОПов и создание центров компетенции по гистологической, иммуногистохимической, молекулярно-генетической и лучевой диагностике — референс-центров — позволяет преодолеть дефицит кадров и компетенций, сэкономить время. Наш национальный центр тоже является референс-центром.

— А кто работает в этих Центрах амбулаторной онкопомощи? Ведь онкологов тоже не хватает.

— Это еще одна задача, которую мы решаем. Наш центр также готовит специалистов, совершенствуем и расширяем подготовку и переподготовку специалистов.

— Пандемия показала, что мы можем довольно быстро переобучить специалистов. У нас сейчас все врачи немного инфекционисты.

— Мы надеемся, это временно. Мы тоже своих врачей переобучили на необходимый минимальный уровень. Ситуация несколько напоминает военное время, когда все хирурги становились специалистами по военно-полевой хирургии.

Есть медицинские центры, которые полностью перепрофилировали под лечение больных с новой коронавирусной инфекцией, они полностью или частично прекратили свою специализированную деятельность. Но с онкологическими центрами аналогичная тактика невозможна. Онкологические пациенты хронические — болеют, лечатся и наблюдаются долго, и от этого зависит качество и продолжительность их жизни. Мы, конечно, во время пандемии вынуждены были некоторые отделения закрывать на карантин, но это не было настолько долго, чтобы наши пациенты пострадали от недополученного лечения.

— А как скажется пандемия на выявляемости онкологических заболеваний?

— В период пандемии существенно уменьшился поток онкологических пациентов в стационар и амбулаторию. Онкологические больные боялись ехать из регионов, боялись обращаться в медучреждение, потому что риск заболеть в больнице выше. Когда пандемия пошла на спад, мы увидели, что потоки пациентов на диагностику и лечение восстанавливались недостаточно. Мы скоро обнаружили прирост онкологических больных с более запущенными онкологическими заболеваниями. Пока что рано говорить о статистическом росте этого показателя на уровне популяции, но уже сейчас по диагнозам онкологических больных, поступающих на лечение в наш центр, констатируем увеличение доли запущенных стадий онкологических заболеваний по тем нозологиям, по которым обычно обращались на ранней стадии, — таким как рак молочной железы и кожи.

— Многие эксперты сравнивали ситуацию с пандемией с «черным лебедем» — событием, которое невозможно было прогнозировать в том числе и по влиянию. Какие выводы вы уже сейчас сделали для своего учреждения?

— Мы многие основы организации работы нашего центра пересмотрели: разобщили потоки пациентов, чтобы уменьшить контакты. Продолжили внедрять фаст-трек (быстрый оборот) и обнаружили, что если пациенты выписываются из стационара в течение 5–6 дней, то как правило, не заболевают новой коронавирусной инфекцией, а если задерживаются в стационаре больше 7–8 дней — на 60% повышается риск инфицирования. Мы развиваем дневной стационар и технологии, которые позволяют лечить амбулаторно, сокращая период госпитализации. Если есть возможность не задерживать пациента в медицинском учреждении — надо отпускать его на амбулаторное лечение, так как коронавирус не единственная инфекция, которая опасна для пациента в стационаре. Любая длительная госпитализация сопряжена с рисками бактериальных и вирусных инфекций. Ситуация с коронавирусной инфекцией подтолкнула нас к пересмотру логистики и маршрутизации пациента внутри медицинского учреждения.

Источник


Заказать обратный звонок

Оператор call-центра перезвонит Вам в течение суток с 9.00 до 21.00

Записаться на прием

Оператор call-центра свяжется с Вами с 09.00 до 21.00 для подтверждения Вашего визита к врачу

Написать письмо
Кому
ФИО автора
Телефон *

Внимание! Согласно 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»
Вы получите официальный ответ в течение 30 дней

Обращение *
Не более одного файла в формате pdf или jpg, размером до 5 Мб