Уважаемые посетители НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова! Обратите внимание, что в пос. Песочный на Ленинградской улице располагаются три разных онкоцентра. При планировании визита запомните наш адрес: СПб, пос. Песочный, ул. Ленинградская, 68.
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения вкл.выкл.
Обычная версия сайта

Росбалт

«Доктор, у меня рак?»: почему пациенты и врачи друг друга не понимают

30 июня 2021

Онкологический диагноз — тяжелое испытание для человека, и чтобы выдержать его, нужно сохранять спокойствие, не терять надежды и полностью доверять лечащему врачу. С последним зачастую бывают проблемы — так как с доверием к российской медицине в целом у россиян все не слишком радужно. Так, по данным ВЦИОМ, в 2019 году 41% опрошенных заявили, что перепроверяют поставленный врачом диагноз.

Каким должен быть первый контакт пациента с онкологом? Как к нему подготовиться и почему врачи иногда не способны на сочувствие? Разбирался корреспондент «Росбалта».

Доктор, на связи пациент, прием!

На Петербургском международном онкологическом форуме «Белые ночи» во время одной из сессий показали короткий фильм о том, как не должен выглядеть прием у онколога.

— Здравствуйте, моя фамилия Семенов, я записан к вам сегодня.

— И зачем пришли?

— Меня прооперировали в другом учреждении, удалили одну долю щитовидной железы, написали обратиться к вам, онкологу по месту жительства.

— Ну, давайте документы.

— Они у вас.

— У меня? Сейчас посмотрю. Я, конечно, не должен этим заниматься всем… Семенов И. А.?

— И. А…

— Ну, у вас все плохо.

— А что плохо?

— Неправильно прооперировали, не полностью удалили железу.

— Я не хотел, чтобы всю удаляли…

— Вы не должны указывать врачу, что ему делать.

— И что мне делать?

— Я отдаю вам документы, и вы пойдете туда, откуда пришли.

— Но меня к вам направили.

— Это не мои проблемы…

Диалог врача с пациентом прокомментировала Валентин Чулкова, кандидат психологических наук, доцент отдела учебно-методической работы ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России.

«Врач сидит, развалившись на стуле, он не в роли профессионала, а в роли чиновника, к которому пришел проситель. Он возвышается над пациентом, который нуждается в нем, при этом чувствует себя значительным и важным. Но это его личная потребность, которая никак не соответствует потребности пациента», — отметила Чулкова.

Пациентоцентричность — на нуле?

Такие диалоги в стенах российских больниц — не редкость, и неважно, идет речь о банальной простуде или злокачественной опухоли. Илья Фоминцев, исполнительный директор Фонда профилактики рака и сооснователь проекта «Высшая школа онкологии», уверен, что пациентоцентричность в России в целом отсутствует.

Это происходит в том числе потому, что в российских медицинских вузах будущим врачам не преподают навыки коммуникации в рамках доказательной медицины — evidence-based medicine. Она подразумевает, что врач слушает пациента, задает ему правильные вопросы, смотрит результаты анализов и предоставляет пациенту на выбор ряд стратегий лечения. В доказательной медицине часть ответственности снимается с врача и переходит к пациенту, который перестает быть объектом лечения и превращается в субъект.

По словам Фоминцева, если врач не наладит контакт с пациентом и не узнает, чего он хочет, результат от лечения будет непредсказуемый. Сегодня же доктор, а тем более онколог, уверен, что может самостоятельно вершить судьбу пациента, лечить не его, а болезнь. Увы, получается не очень — недоверие к врачам только растет, как и количество людей, обращающихся к методам альтернативной медицины. Сода, грибы, травы и препараты для лошадей — в ход против опухолей идет абсолютно все.

«Был я как-то в отделе колоноскопии в Красноярске. Пациент кричит от боли, а врач: „Не мешай!“. Я ему: „Так может, без пациента сделать обследование? Ты его зачем вообще проводишь?“ И вот так легко уйти в сторону — забыть про человека», — рассказал Илья Фоминцев.

По мнению эксперта, формированию такого безличностного подхода способствовала система здравоохранения, сложившаяся в годы Великой Отечественной войны в Советском Союзе. Именно тогда произошла централизация и унификация медицины, возникли иерархичность, дисциплинированность и бюрократизм мышления врачей. Уместный в военные годы, но не слишком приятный в мирных условиях XXI века.

«В приоритете — интересы государства, а не пациента. Врачи служат медицине, государству, улучшают экономические показатели, но когда речь заходит о человеке — им, видите ли, прислуживаться тошно», — подчеркивает Илья Фоминцев.

Загнанные в белых халатах

У равнодушия врачей есть и другие объективные причины — огромное количество «бумажной» работы, смен и пациентов. Как следствие — эмоциональное и профессиональное выгорание.

«Когда прием из 40-50 человек, и на каждого нужно потратить всего 7 минут, врач может превратиться в робота. В этом плане медработники совсем не защищены — времени мало, а им нужно и сесть ровно, и улыбнуться, и вникнуть в проблему», — отмечает заведующая хирургическим отделением опухолей головы и шеи НМИЦ им. Н.Н. Петрова Замира Раджабова.

Эмоциональное выгорание врача — не более чем механизм психологической защиты, с помощью которого он ограждает себя от эмоциональной опасности, исходящей из пациента.

«Оно развивается поэтапно, — объясняет Валентина Чулкова. — Сначала мы видим неадекватное избирательное реагирование в процессе взаимодействия — с кем-то врач хорошо общается, с кем-то нет. Экономия эмоций расширяется на другие сферы общения — доктор начинает реже общаться с родственниками и друзьями. Происходит редукция профессиональной деятельности — врач стремится сократить свои обязанности, связанные с общением с пациентами».

По ее словам, порой доктор примеряет на себя маски начальника, спасателя, экспериментатора и исследователя — и в каждой из них уже не может по-настоящему заботиться о пациенте.

«Онколог должен понимать чувства и реакции пациента, но не вовлекаться в них, не осуждать человека за эмоции и признавать их нормальность, — уверена Чулкова. — Доктор должен также позволить пациенту иметь свою точку зрения и позволить ему ошибаться. И эмпатия, конечно — это главное».

Первый контакт

Огромную роль в отношениях онколога с пациентом играет первичный контакт, в ходе которого определяется тактика и стратегия лечения.

«Первичный контакт нередко не получается — ведь любой тягостный диалог бессознательно хочется прекратить, — уверена психиатр-психотерапевт Екатерина Базарова, специалист кафедры психиатрии Медицинского института Петрозаводского государственного университета. — Соприкосновение со смертельной опасностью усиливает тревогу и у врача, и у пациента. Первому не хочется быть „черным вестником“, а второму — концентрироваться на своем бессилии и смертности».

По мнению Базаровой, пациент, узнавший о диагнозе, может долго пребывать на стадии отрицания — «этого не может быть, потому что не может быть никогда».

«Это превентивная защита, чтобы заблокировать тревогу, сохранить статус-кво. Порой у человека включается магический компонент мышления, и он начинает искать панацею, альтернативную лечению, которое предлагает ему врач», — говорит психотерапевт. Главное на этом этапе, по ее словам — адекватно донести до пациента информацию и погасить аффективное состояние, чтобы приступить к плановым мероприятиям и вовлечь его в процесс лечения.

Врач-онколог Максим Котов подчеркивает, что когда пациент приходит к доктору, он уже ему доверяет, так как пришел к нему, а не к местной знахарке. И тот обязан этот запас доверия сохранить и выстроить адекватные отношения.

Так, в 2007 году в одном из авторитетных медицинских изданий был опубликован опрос, показавший, что 78% пациентов хотят, чтобы врач пожал им руку при встрече, а 50% — чтобы называл их по имени. Важно и то, как ведет себя врач во время беседы — повернут ли к пациенту, скрещены ли у него руки, смотрит ли он в глаза человеку, отвечает ли на все вопросы.

«Главная задача врача — снять напряжение, иначе информация у пациента просто не усвоится. Сама новость об онкозаболевании может буквально разрушить человека, — отмечает Елена Пестерева, научный сотрудник научного отдела инновационных методов терапевтической онкологии и реабилитации ФГБУ „НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова“. — Если врач спокоен, настроен на диалог, обращается к личности пациента, то и человек сумеет воспринять его слова».

Как подготовиться к разговору с врачом?

Как должны вести себя врачи, ясно, а что насчет самих пациентов? Вагайцева Маргарита, онкопсихолог и научный сотрудник НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, подготовила для онкопациентов целую инструкцию, которая поможет им выстроить коммуникацию с медиками, перестать нервничать и злиться на докторов.

«Онкопациент может быть особенно чувствителен к взаимодействию с окружающими, и отношения рискуют стать конфликтными. Дело в том, что человек испытывает постоянное и повторяющееся воздействие травматических стрессоров. Высокий уровень неопределенности, связанный с онкозаболеванием, повышает уровень тревоги, истощает его эмоциональные ресурсы», — отметила психолог.

Существует несколько тактик, которые позволяют не расстраиваться после очередного визита к врачу. Для начала необходимо проанализировать ожидания от диалога с доктором.

«Мы часто смешиваем ожидания к профессиональным навыкам человека и ожидания к его личности. Задайте себе вопросы: что именно мне нужно от этого человека? Должен ли он соответствовать именно этим моим ожиданиям и может ли он им соответствовать? Если ожидания относятся к профессиональной сфере, а специалист им не соответствует — найдите другого специалиста», — посоветовала Вагайцева.

Если же ожидания носят личный характер, стоит задаться вопросом: а что я знаю об этом человеке, о его переживаниях? Могу ли я точно знать, что именно происходит с ним в момент нашего разговора?

А чтобы беседа с доктором оказалась полезной, перед встречей лучше написать вопросы и быть готовым записать ответы.

«Вспомните навыки релаксации или примите легкое успокоительное, если чувство тревоги не проходит. В процессе общения сосредоточитесь на конкретной задаче получения профессиональной помощи, а не на поведении собеседника. Убедитесь, что ответы достаточны, уточните и проясните их. Выйдя из кабинета, восстановите психоэмоциональное равновесие с помощью дыхания, проанализируйте ситуацию», — порекомендовала эксперт.

Так или иначе, очевидно, что успех любой коммуникации зависит от того, насколько в ней заинтересованы все стороны. Каждый человек несет ответственность за собственное здоровье, а значит, должен принимать активное участие в лечении и доверять врачу. А тот, в свою очередь, обязан помнить заповедь Гиппократа и видеть в человеке именно живого человека, а не болезнь.

Источник


Заказать обратный звонок

Оператор call-центра перезвонит Вам в течение суток с 9.00 до 21.00

Записаться на прием

Оператор call-центра свяжется с Вами с 09.00 до 21.00 для подтверждения Вашего визита к врачу

Написать письмо
Кому
ФИО автора
Телефон *

Внимание! Согласно 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»
Вы получите официальный ответ в течение 30 дней

Обращение *
Не более одного файла в формате pdf или jpg, размером до 5 Мб